Антисемитизм для чайников Антисемитизм
“Высший пафос”. Часть 10

В еврейский заговор я не верю. Но верю в то, что в определенных ситуациях евреям не надо сговариваться – они поймут друг друга с полуслова. Два главных фактора, которые, на мой взгляд, формируют их народную психологию, - это положение национального меньшинства и Холокост.

Меньшинством они являются везде, кроме Израиля. Многие евреи чувствуют себя в безопасности, покуда градус национального самосознания большой нации не превышает уровня, который кажется им нормальным. Если градусник зашкаливает, то, по их мнению, начинается так называемый “фашизм”. В качестве примера они всегда приводят гитлеровскую Германию.

Для них не имеет значения, почему уровень национального самосознания растет. Главное – что он растет. В романе “Жизнь и судьба” Василий Гроссман интересно рассуждает о последствиях Сталинградской битвы:

“Логика развития привела к тому, что народная война, достигнув своего высшего пафоса во время сталинградской обороны, именно в этот, сталинградский период дала возможность Сталину открыто декларировать идеологию государственного национализма.”

Гроссмана беспокоит “высший пафос народной войны”, поскольку он, по мнению писателя, вызывает неприятные для евреев последствия. Русскому человеку вряд ли придет в голову что-нибудь подобное. Но у Гроссмана специфический взгляд: “Хорошо ли это для евреев?” Причем рассуждает не кто-нибудь из числа нынешних шендеровичей, а военный корреспондент газеты “Красная звезда”, подполковник, награжденный орденом Красного Знамени.

Каждый год в мае месяце рукопожатные обозреватели бубнят про то, что “слишком много пафоса” в праздновании Победы. Они не агенты госдепа. В них говорит психология национального меньшинства, которая прочитывается даже в романе советского писателя, написанном в 1950-е годы.

Некоторые “деятели российской культуры” не видят особой разницы между немцами 1930-х годов и нынешними русскими. И тех, и других слишком много. Они – национальное большинство. У них “высший пафос”. Они – не евреи.

Отсюда проистекают “либеральные” разговоры о необходимости “денацификации” русских. Так, как это было сделано в Германии. Чтобы русское большинство ощущало себя меньшинством.

Шендеровичи кривят свои физиономии каждый раз, когда люди чему-то радуются – будь то Олимпиада, Победа, марш Бессмертного полка или возвращение Крыма. Их пугает “высший пафос” русского большинства. Русские собираются в группы больше трех, что-то празднуют, песни поют? Загорается красная лампочка, звучит сигнал тревоги: сейчас “ватники” нажрутся, достанут топоры и побегут громить нашу синагогу.

Само понятие “народ” вызывает у шендеровичей неприязнь. Иногда они даже употребляют в отношении русских немецкое слово “фольк”, чтобы провести некие параллели. И лишь одно национальное большинство не вызывает у рукопожатных мыслителей никаких возражений – еврейское большинство в Израиле.

Когда мы слышим подобные рассуждения, необходимо понимать, что это говорят представители малого народа со специфическим историческим опытом. У русских – другой опыт. Почему мы должны перенимать образ мыслей малого народа?

Вернемся к вопросу о “высшем пафосе”. Какой уровень русского национального самосознания следует считать нормальным? Неужели тот, который существовал в Советском Союзе, где были задавлены национальные чувства всех народов, в том числе и русского?

Есть принципиальная разница между нацизмом в гитлеровской Германии и антисемитизмом в России. Нацизм был основан на расовой теории. Антисемитизм в России – это явление главным образом политическое. Евреи неравномерно распределены по политическому спектру – вот в чем проблема. Слова “еврей” и “либерал” стали синонимами. Исправить эту ситуацию могут только евреи.

Александр Васильев

Поэт Иртеньев, он же Рабинович. Часть 9

В феврале 2014 года Дмитрий Киселев дал пощечину “рукопожатному” общественному вкусу: в своей телепередаче он на всю страну назвал настоящую фамилию поэта Игоря Иртеньева.

Поводом послужил текст Иртеньева на сайте “Эха Москвы”. Поэт вступил в дискуссию по поводу Сочинской Олимпиады и Берлинской Олимпиады 1936 года и попытался защитить своего друга Виктора Шендеровича.

Иртеньев написал: “Единственная принципиальная разница между летней Берлинской и зимней Сочинской, подчеркиваю, именно Олимпиадами, состоит в том, что уровень жизни в тогдашней Германии существенно превышал уровень жизни в нынешней России.”

Киселев ответил: “А поэту Иртеньеву, в миру Игорю Моисеевичу Рабиновичу, и подавно грех превозносить довоенную жизнь в Германии и при Гитлере. Евреев там разоряли и изгоняли, а оставшихся отправляли в концлагеря. Не было бы там ни текстов Шендеровича или Иртеньева, не было бы и их самих”.

“Рукопожатная” интеллигенция издала истошный вопль. Российский еврейский конгресс, в общественный совет которого входит Иртеньев, выступил со специальным заявлением под названием “Человек по фамилии Рабинович”. Серьезно, я не шучу! Начиналось оно сурово: “Российский еврейский конгресс считает недопустимым использование национальности как аргумента для критики”.

Итак, вопрос: национальность – это аргумент или не аргумент? Я вот что думаю: если мы про футбол или про скрипичный концерт Паганини, национальность роли не играет. Но если еврей сравнивает сегодняшнюю Россию с гитлеровской Германией, то его национальность важна. Это показывает степень неприязни данного “деятеля российской культуры” к русским. Рабинович утверждает, что при Гитлере уровень жизни населения Германии, в том числе и евреев, был значительно выше. Тяжело ему в России.

Иртеньев не унимается. В марте этого года он вновь выступил на тему “русского фашизма”. Написал, что “мы с вами вот уже некоторое время при этом строе, как бы это лучше выразиться, живем.” Кто ж тебя заставляет, мил человек? Пошто так мучаешь себя?

Теперь по поводу псевдонима. А почему нет? В конце концов, если Луиза Чикконе может быть Мадонной, то почему Рабинович не может быть Иртеньевым?

Проблема вот в чем. Если бы Иртеньев, как Мадонна, скакал по сцене в исподнем и декламировал свои произведения – ничего страшного. Его личное дело. Но он рассуждает о “фашизме” в России. Я, например, до февраля 2014 года не знал, что Иртеньев на самом деле – Рабинович. Я думал, он русский. Если русский говорит о “русских фашистах” - это типа самокритика.

А оно вон чего, оказывается! Шендерович с Рабиновичем на “Эхе Москвы” поливают русских дерьмом. Это мы слышали. Это можно выключить.

Если уж ты присвоил себе русскую фамилию – веди себя прилично.

Александр Васильев

“Деятели российской культуры”. Часть 8

В 2013 году в России писали “Тотальный диктант”, текст для которого сочинила Дина Рубина, проживающая ныне в Израиле. Кое-кому из русских это не понравилось. Как обычно, их обвинили в антисемитизме. На мой взгляд, Рубина – писательница хорошая. Русофобией вроде не страдала. В чем проблема? Почему нет? Почему не Рубина?

Ответ на этот вопрос тоже звучит в виде вопроса: а почему да? Почему Рубина? В России не осталось русских писателей? Эта история – не про диктант вовсе. Это – про создание русской культурной элиты. Про “иконы”, как теперь говорят.

Нынешние “деятели российской культуры” – это отрыжка советского космополитизма. Среди них немало людей, которые с неприязнью относятся к русским. Не к “кровавому режиму”, а именно к русским как к нации. И свое отношение они не скрывают. “Деятели российской культуры” имеют на это полное право. Но у 80 процентов граждан России, которые считают себя русскими, должно быть право формировать русскую культурную элиту.

Вряд ли “иконой” русской культуры может считаться Владимир Познер, который пишет в своей книге, что введение предмета “Православная культура” в государственных школах вызывает у него отвращение и что “не повезло России, когда князь Владимир сделал выбор в пользу православной ветви христианства”. Такие взгляды характерны для комментаторов “Эха Москвы” и “Дождя”. Вел же Познер передачу на “Дожде”. Очень органично там смотрелся.

Вряд ли “иконой” русской культуры может считаться Людмила Улицкая, когда она едет в Европу за какой-то премией и заявляет, что ей стыдно за русский народ. И шендеровичи, когда они выступают с каким-нибудь нацистским текстом, - тоже “иконы” какого угодно народа, но точно не русского.

В 2012 году Познер пригласил Улицкую в свою передачу. Обсуждали русских. Анализировали нас. Делали выводы. Улицкая высказалась о “тайне славянской души”: “Это очень мощное целеполагание с полным отсутствием здравого смысла.”

Понятно, да? У славян полностью отсутствует здравый смысл, заявила еврейка Улицкая в передаче Познера на Первом канале российского телевидения. В стране, 80 процентов граждан которой - русские. Познер, обычно такой резвый в изобличении шовинизма и антисемитизма, в этот раз и ухом не повел. Ну а чего? Речь ведь о русских. Он и сам про нас в своей книжке написал: “Откуда у народа с подобной историей может взяться понимание свободы?”

Мне могут возразить: ну зачем вы нас отделяете? Мы же вместе! Вместе? Неужели? Это какое-то странное “вместе”: “Я вот тут кое-что про русских сочинил. У вас полностью отсутствует здравый смысл. И понимания свободы у вас никакого нет. И религия у вас неправильная. И вообще вы протоплазма и другой биологический вид. Но мы же вместе! Ты ведь не шовинист? Не антисемит?”

А вот еще был случай – тоже на тему “мы вместе”. В марте этого года Российский еврейский конгресс инициировал присвоение писателю Ивану Бунину и его жене звания Праведников народов мира. Это звание присуждается людям, которые спасали евреев от уничтожения. Оказывается, во время войны на вилле Буниных во Франции скрывались три еврея: литературный критик, пианист и жена пианиста.

Вопрос: а если бы Бунин спас литературного критика какой-то другой национальности? Например, русского критика? Он не был бы Праведником народов мира?

Александр Васильев

Евреи и хоккей. Часть 7

Я смотрел олимпийский хоккей из Сочи и думал о евреях. Почему наш еврей не играет в хоккей? Ведь если бы сейчас нападающие Кац и Зильберштейн засадили американцам пару шайб, антисемитизма в России было бы гораздо меньше. Ты только забей, Давидушка, забей! Но нет у нас таких нападающих. Был когда-то вратарь Виктор Зингер, но - в Советском Союзе.

“Аристократы духа” мне скажут: хоккей – это для русских ватников. И футбол. Приличные люди ходят в консерваторию.

Шимон Перес в своей книге про Давида Бен-Гуриона вспоминает, как тот вскоре после образования Государства Израиль поручил ему, молодому Пересу, заняться созданием футбольной команды международного класса. Бен-Гурион понимал важность футбола, поскольку сам был израильским ватником с членским билетом под номером один.

В России евреи занимают одни ниши, а в других не представлены. Вот вы, лично вы, знаете хоть одного еврея-слесаря? Еврея-плотника? Впрочем, это не так важно. Вот что важно: вы знаете хотя бы одного еврея-полицейского? Омоновца? Прокурора? Танкиста? Летчика? Десантника? А в Израиле они есть. Значит, могут, когда хотят? Но почему в России не хотят?

Вы, конечно же, спросите меня: Александр, а как обстоят дела в Америке? Отвечу примером. В 1953 году за шпионаж в пользу Советского Союза казнили на электрическом стуле супругов Розенберг. Они были евреями. Евреем был их адвокат Эмануэль Блох. Евреем был судья Ирвинг Кауфман. Евреем был прокурор Ирвинг Сэйпол.

То есть в нынешней России это выглядело бы так: еврейский ОМОН на Болотной площади кошмарит евреев-белоленточников, а потом еврей-судья и еврей-прокурор оформляют каждому по “двушечке”. Вы можете представить такое?

В России евреи не участвуют в государственной работе, которая далеко не всегда носит “рукопожатный” характер. Легко быть “либералом”, когда ты адвокат и политолог, а не судья и не омоновец. Вернемся к началу этого текста: я не всегда думаю о евреях, когда смотрю хоккей. Просто тогда я прочитал очередное сочинение кого-то из шендеровичей о “русских фашистах” и “фашистской Олимпиаде”.

Хотите со мной поспорить? Поспорьте лучше со Жванецким. Цитирую: “А евреи как? Они в любой стране в меньшинстве, но в каждой отдельной отрасли в большинстве. Взять физику - в большинстве. Взять шахматы - в большинстве. Взять науку - в большинстве. А среди населения в меньшинстве. Многие не могут понять, как это происходит, и начинают их бить.”

Александр Васильев

“Еврейский вопрос” и демократия. Часть 6

Шумиха вокруг “еврейского вопроса”, поднятая Западом в 1970-е годы, нанесла ущерб тем евреям, которые не хотели эмигрировать из СССР. Кроме того, эта кампания повредила развитию демократического движения в нашей стране – и вредит до сих пор.

Евреи приняли активнейшее участие в Октябрьской революции и гражданской войне. Они же больше других от всего этого выиграли. Однако в 1970-е годы мы стали свидетелями удивительного процесса. Народ, подаривший Стране Советов пламенных большевиков и яростных чекистов, усердных руководителей ГУЛАГа и прилежных советских аппаратчиков, превращался в коллективного диссидента! Заговорили о еврейских страданиях от советской системы, хотя на каждого Мандельштама у них десяток Троцких и Землячек.

Тема еврейской эмиграции стала для диссидентов главной. Евреев ждали с распростертыми объятиями в Израиле. Они могли ехать и в США, и в Европу. Они ехали даже в Германию. 30 лет назад закончилась война, 30 лет назад были уничтожены шесть миллионов евреев. Это ж как надо было ненавидеть нашу страну, чтобы бежать из нее к немцам!

"Еврейский вопрос" расколол диссидентское движение, поссорил двух его лидеров – Солженицына и Сахарова. Даже в этой среде Сахарова критиковали за то, что он попал под влияние своей второй жены Елены Боннэр. По словам Солженицына, Сахаров уступил “воле близких” и “чужим замыслам”.

В 1982 году Солженицын писал: “Да, сегодняшний Сахаров достаточно много видит в советской жизни, он не кабинетный удаленец. И — какую же вопиющую боль, какую страстную безотложную нужду он возносит правее и выше всех болей и нужд раздавленной, обескровленной, обеспамятенной и умирающей страны? Право дышать? Право есть? Право пить чистую воду, и не из колодцев прошлого века и не из отравленных рек? Право на здоровье? Рожать здоровых детей? Нет! Первейшим правом он объявляет право на эмиграцию! Это — сотрясательно, поразительно, это можно было бы считать какой-то дурной оговоркой — если бы Сахаров не произнес и не написал бы этого многажды”.

Наше “демократическое” движение было уникальным. Обычно ведь как происходит? Есть народ, есть политик. Политик первым делом выясняет, чего народу хочется, а затем начинает вешать этому народу лапшу на уши, уверяя, что он и только он способен сделать людей счастливыми. У нас – не так. Наше “демократическое” движение зародилось под лозунгом “Пора валить!”. С ненавистью к стране. С неприязнью к людям, ее населявшим.

Сегодняшние российские “либералы” – духовные наследники советских диссидентов, перенявшие не только прозападные убеждения, но и пренебрежительное отношение к русским, манеру смотреть на них свысока – как на чужой народ. Это отношение замечательно выразил сочинитель Чхартишвили: “Моя страна оккупирована врагом”.

Кстати, про оккупацию. В книге Дмитрия Быкова о Борисе Пастернаке кое-что про нее говорится. Быков цитирует письмо еврея Пастернака жене-еврейке, написанное в 1926 году: “Все это время его страшно раздражала распаренная, жаркая, мещанская Москва — и в особенности разраставшееся еврейское население:

“Как всегда, тяжко и сложно будет нам с тобой: кругом почти сплошь жидова и — это надо послушать — словно намеренно в шарж просятся и на себя обличенье пишут: ни тени эстетики. Стоило ли Москву заполонять! Скоро десятый год, хоть бы говорить и вести себя с тактом научились! (То, что Пастернак говорит о “десятом годе”, — ясно указывает на то, что революцию он воспринимал отчасти как еврейский реванш, как стремление вырваться за черту оседлости,— но вот вырвались, а что дальше? — Д.Б.) И безысходное по неутешности сознанье, что за самого последнего, уже на грани обезьяны, за все его безобразье — ты до конца дней — ответчик. Он будет грушу есть и перекашиваться в ужимках — а ты нравственно отдуваться за его крикливое существованье”.

Интересно, что сказал бы Пастернак о нынешних шендеровичах?

Александр Васильев

“Особый народ”. Часть 5

Случай из жизни. На журфаке МГУ на третьем-пятом курсах я был комсоргом курса. Это 1982-84 годы. На четвертом курсе встал вопрос о том, кого принимать в КПСС. Разнарядка – пять человек.

Ко мне подошел большой комсомольский начальник и спросил, кого я могу рекомендовать. Я назвал несколько фамилий. Одна из них вызвала совершенно неожиданную реакцию: “Ты что, с ума сошел? Он же еврей!” Так я впервые столкнулся с полуофициальным советским антисемитизмом.

На положение советских евреев гигантским образом повлияло образование Государства Израиль в 1948 году. Поскольку оно провозгласило себя государством всех евреев, сразу же появилась проблема двойной лояльности. С кем вы, мастера культуры?

В конце 1940-х начали увольнять евреев из органов госбезопасности. Выгоняли представителей национальности, которая приняла весьма активное участие в создании советского государства – от революции 1917 года до НКВД, ГУЛАГа и т.п.

Начался процесс постепенного оттеснения евреев от рычагов государственного и партийного управления. Это было несправедливо. Но вы поставьте себя на место советского кадровика в какой-нибудь серьезной конторе. Вы бы приняли на работу человека, у которого две родины, и неизвестно, какую из них он считает главной? Вдруг он через год подаст заявление на выезд?

Масла в огонь добавил Запад, развернувший в 1970-е годы мощную кампанию за свободную еврейскую эмиграцию из СССР под лозунгом “Отпустите мой народ”. Весь процесс ассимиляции евреев, который начался еще в царское время, пошел коту под хвост. Они вновь оказались на положении особого народа. Хорошо тем, кто уехал. Плохо тем, кто остался.

Сложилась абсолютно дикая ситуация. В КГБ брали людей любой национальности, кроме евреев. Тех, кто были женаты на еврейках, тоже не брали. Молодые евреи меняли еврейские фамилии на русские, так как боялись, что их не примут в институт. И в то же время главным сатириком страны был еврей Аркадий Райкин, а одним из главных журналистов – еврей Валентин Зорин. Музыканты, актеры, писатели, ученые… Вроде наш народ, а вроде и не наш.

Русскому рядом с евреем не всегда было комфортно. Можно ли рассказать анекдот про Абрама и Сару? Можно ли обсуждать “преступления израильской военщины на Ближнем Востоке”?

Это была самая настоящая политкорректность. Слово “еврей” вообще старались не произносить. Не дай бог обидеть! А вдруг он выдает себя за русского? Фамилия-то – Петров. Все это сильно напрягало и дружбе народов никак не способствовало.

В 1991 году я съездил в командировку в Израиль. Написал для “Комсомольской правды” несколько больших материалов. Один из них начинался так: “Самое приятное в Израиле то, что еврея можно назвать евреем.” Но в России до сих пор это большая проблема. В прошлом году поднялась истерика по поводу настоящей фамилии поэта Игоря Иртеньева. В чем дело? Он стыдится своего еврейства? Это что – венерическое заболевание?

О какой дружбе народов может идти речь, если мы стесняемся назвать дружественный народ по имени? Уже ЛГБТ-сообщество вышло из подполья, а евреи все еще жеманятся: ах, меня пощупали за “пятый пункт”! Какая бестактность!

Александр Васильев

Был ли Гитлер идиотом? Часть 4

У принца Филиппа, мужа нынешней британской королевы, было четыре сестры. Три из них вышли замуж за немецких аристократов, которые состояли в нацистской партии в Германии. Один из этих аристократов был штандартенфюрером (полковником) СС.

К чему это я? Сегодня мы займемся развенчанием еще одного опасного мифа – о том, что антисемитами бывают только малограмотные идиоты.

Нацизм в Германии опирался на труды известных социологов, философов и антропологов 19-го и первой половины 20-го века, в частности, французов Жозефа Артюра де Гобино и Рене Генона, англичанина Хьюстона Стюарта Чемберлена, итальянца Джулиуса Эволы.

Фридрих Ницше и Рихард Вагнер привнесли мощный заряд пассионарности. Ницше к евреям относился нормально, а вот Вагнер их сильно не любил. Написал статью “Еврейство в музыке”.

Обычно в качестве доказательства “идиотизма” антисемитов приводят тот факт, что у Гитлера не было высшего образования. Мол, недоучившийся ефрейтор задурил мозги немецкому народу. Вот еще несколько “недоумков” без университетских дипломов: Лев Толстой, Стив Джобс, Билл Гейтс, Марк Цукерберг.

Гитлер со школьной скамьи занимался самообразованием. Да, во время Первой мировой войны он был ефрейтором и получил за храбрость два Железных креста. А в перерывах между боями читал Шопенгауэра, труды которого таскал в своей сумке для противогаза. С детства увлекался оперой, не пропускал в Линце ни одной постановки. Хорошо разбирался в истории, литературе, архитектуре, живописи, коллекционировал картины.

Пройдемся по другим персонажам. Геббельс защитил докторскую диссертацию в Гейдельбергском университете, интересовался русской и советской культурой. Когда узнал, что хотят снять фильм по “Игроку” Достоевского, продвинул на главную женскую роль свою любовницу Лиду Баарову.

Отец Генриха Гиммлера, рейхсфюрера СС, был наставником баварского принца. После окончания школы Генрих изучал агрономию, стал специалистом по разведению породистого домашнего скота. Содержал свою ферму.

Второй человек в СС – Рейнхард Гейдрих, один из тех, кто руководил уничтожением евреев в начале 1940-х гг. Родился в семье оперного певца и композитора, директора консерватории в Дрездене. Прекрасно играл на скрипке. Гитлер видел в Гейдрихе своего преемника на посту фюрера.

Руководители гитлеровской Германии могли бы составить политическую элиту в любой европейской стране. А если добавить к ним немецких ученых, инженеров и военных, то станет ясно, что Гитлер сколотил команду с огромным интеллектуальным и организаторским потенциалом.

“Еврейский вопрос” решали не безграмотные крестьяне и пьяные работяги, а люди, которые учились в университетах, читали книжки и играли на скрипке. У них были жены и дети. Гейдрих женился на сельской учительнице из аристократической семьи: четверо детей. У Геббельса – шестеро. У Бормана девять ребятишек “по лавкам сидели”.

Антисемитизм может быть семейным, великосветским, интеллектуальным и даже “шикарным”. На Западе существует понятие “нацистский шик” (Nazi chic). Он был и в Советском Союзе, только мы не знали, как это называется. Примеры? Пожалуйста: штандартенфюрер СС Штирлиц. Алла Демидова, Станислав Любшин и Олег Янковский в сериале “Щит и меч”. Ни в одном западном фильме я не видел таких стильных нацистов.

Распространению антисемитизма в России препятствует память о войне и Победе: у русских с евреями, у всех народов нашей страны был общий враг. Поразительно, что “либералы” эту память пытаются уничтожить. Сравнивают Путина с Гитлером и тем самым повышают рейтинг Гитлера. И при этом жалуются, что кругом антисемиты.

Александр Васильев

Антисемитами не рождаются. Часть 3

На прошлой неделе еврейские мудрецы кошмарили премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху за заявление о том, что в 1941 году муфтий Иерусалима якобы посоветовал Гитлеру сжечь всех евреев.

Я не знаю, о чем говорил муфтий с фюрером в Берлине. Но я сильно сомневаюсь, что заморский гость мог надоумить Гитлера. Как говорится, не учи отца… Одна кампания массового убийства в Германии к тому моменту уже прошла.

В 1939-41 гг. там был осуществлен проект “Aktion-T4” – программа эвтаназии психически больных немцев. Полагают, что в рамках “Aktion-T4” было уничтожено от 70 до 90 тысяч человек. Именно для этой программы были сконструированы газовые камеры, которые позднее использовались для уничтожения евреев. Эвтаназию остановили, поскольку она вызывала протесты среди немцев.

В Германии была диктатура, но это не значит, что Гитлера не интересовало общественное мнение. Каждодневный мониторинг осуществляло гестапо через своих осведомителей. Недовольство немцев, в частности, убедило Гитлера отказаться от радикальных антирелигиозных мер, к которым его подталкивали Борман и Геббельс.

Однако по поводу антисемитской кампании в 1930-х годах массового недовольства не было. Кто-то активно в этом участвовал, кто-то просто приветствовал, а кому-то было все равно. Почему?

Обычно дают два объяснения. Первое: немцы сошли с ума, их загипнотизировал бесноватый фюрер. Вы действительно в это верите? Нация, которая дала миру великих писателей, композиторов, философов, ученых, вдруг сошла с ума?

Второе – это тезис, с которого мы начали разговор в первой части “Антисемитизма для чайников”: евреев, мол, ненавидели, ненавидят и будут ненавидеть утробной ненавистью. Это объяснение ничего не объясняет.

В первой половине 20 века антисемитские настроения были сильны в Германии, Франции и Польше. А в Италии такого не наблюдалось. Муссолини, например, не был антисемитом.

В начале 20 века на него оказала большое влияние его приятельница – социалистка Анжелика Балабанова, еврейка с Украины. Позднее его многолетней любовницей была еврейка и страстная фашистка Маргерита Сарфатти. Многие евреи являлись убежденными членами фашистской партии. Главным для Муссолини было то, чтоб человек Италию любил.

Антисемитами не рождаются – антисемитами становятся. Пример – Адольф Гитлер. Родители Гитлера не были антисемитами. В Линце, где он вырос, сильных антисемитских настроений не отмечалось. Гитлер стал антисемитом в зрелом возрасте.

Этот процесс он подробно описал в книге “Моя борьба”. Там многое устарело, но кое-что звучит весьма современно. Например, пассажи о том, как повлияла на него либеральная пресса. Антисемитизм Гитлера - это продуманная позиция человека, который много читал и многое пережил. А вот у Муссолини был другой жизненный опыт, и за антисемитизм он Гитлера не любил.

На месте евреев я бы прекратил повторять глупости про утробную ненависть и делать вид, что на еврейские головы вдруг упали шесть миллионов кирпичей. Я бы задался вопросом: почему немцы не протестовали? Почему они воспринимали евреев как другой народ? Как чужих?

Что мы, собственно, знаем о евреях в тогдашней Германии? Кроме имен выдающихся ученых и деятелей культуры – ничего. Все евреи были физиками и скрипачами? Неужели все?

Принято сравнивать Россию после распада СССР с Веймарской республикой. Если это сравнение верно, то в той Германии были свои березовские и гусинские, свои ходорковские и абрамовичи, свои шендеровичи и макаревичи.

В комментах к моему первому куску из этой серии один легко возбудимый читатель упрекнул меня в том, что я отделяю шендеровичей от русских. Цитирую: “Шендерович родился в СССР и пишет исключительно по-русски, что автоматически делает его русским писателем”.

Это вряд ли. Меня не интересует национальность человека, пока он не начинает наезжать на мою нацию. Я не могу считать русским писателем того, кто в отношении русских употребляет выражения “другой биологический вид” и “протоплазма”. Шендерович - еврейский сочинитель, который гадит русским и евреям на русском языке.

Мне возразят: но ведь и у русских классиков можно найти весьма неприятные пассажи про русских. Конечно, можно. У Чехова, например, в “Моей жизни”, “Мужиках”, в страшном рассказе “В овраге”.

Но Чехов – выходец из русской крестьянской семьи. Это как в Америке. Когда черный говорит другому черному “ниггер” – это одно, а когда белый говорит черному “ниггер” – это совсем другое.

Чехову можно, а Шендеровичу нельзя. Ясно?

Александр Васильев

Евреи, Крым, Олимпиада. Часть 2

Вот живет мужик в России, да? Нормальный мужик, пофигист советского розлива. Верный слушатель “Эха Москвы” и убежденный либерал. Гуманист.

И вдруг он перебирается в Израиль. Там с ним происходит удивительная перемена: он сразу же превращается в израильского ватника. Он ненавидит арабов. Он выкладывает на ФБ фотографии израильских девушек в военной форме и гордо пишет: “Наши девчонки!” Он разоблачает антиизраильскую пропаганду западных телеканалов.

Я думаю, таких немало. Насколько я могу судить, большинство иммигрантов из России в Израиле придерживаются патриотических взглядов. Имеется в виду израильский патриотизм, конечно. Я искренне рад за них: они наконец-то обрели родину. Но вот вопрос: что им мешало быть ватниками и колорадами в России?

Вряд ли мы найдем много евреев среди “крымнашистов”. Это русское явление, хотя русские есть и в оппозиции. C достаточной долей уверенности можно предположить, что в России большинство евреев придерживаются либеральных взглядов.

Евреи распределены по российскому политическому спектру неравномерно. Ничего хорошего в этом нет, прежде всего для самих же евреев.

Если бы я был сионским мудрецом, я бы на нашем секретном совещании встал и сказал: “Мужики, мы все делаем неправильно! Нам нужно срочно воспитать побольше “крымнашистов”. Прошу занести это в протокол”.

Еще хуже то, что чрезвычайную активность проявляет маленькая, но очень шумная группа деятелей, которых я называю шендеровичами. Они не представляют взгляды всех российских евреев, но их голоса слышнее остальных.

Это большая проблема, которая проявилась, например, в дискуссиях вокруг Сочинской Олимпиады. Накануне Олимпиады Алексей Навальный и Борис Немцов много говорили о коррупции, распилах и т.п. Это была нормальная работа оппозиции.

Однако в какой-то момент инициативу перехватили шендеровичи. Заговорили о “русских фашистах”, которые радуются Олимпиаде. Сравнивали Сочинскую Олимпиаду с Берлинской 1936 года. Путина – с Гитлером. Фигуристку Юлию Липницкую – с немецким атлетом, победившим в Берлине.

Шендеровичи перевели дискуссию из политической и экономической области в сферу “еврейского вопроса”. Тем самым они нанесли серьезный ущерб оппозиционному движению и способствовали росту антисемитизма в России. Было: оппозиция против “кровавого режима” и коррупции. Стало: шендеровичи против русского президента, “русских фашистов” и нашей спортивной славы.

P.S. Я уже закончил этот текст, когда увидел у себя в ленте сочинение одного из шендеровичей - “видного деятеля российской культуры”, хорошо известного моим френдам по недавним горячим дискуссиям. Сочинение завершается такими словами:

“Хватит ныть. Русофобия, видите ли. Ну, русофобия, и что? Терпите. Это потому так, что вы плохо умывались, ругаетесь матом и гадите в парадном. А Лобачевский с Ключевским здесь ни при чем. Они - не вы.”

Ох, может, зря я это процитировал? Жду обвинений в антисемитизме.

Александр Васильев

Индульгенция для евреев. Часть 1

Недавно один известный человек написал: “Дорогие евреи. Не пытайтесь никому ничего объяснить. Вас ненавидели, ненавидят и будут ненавидеть утробной (в прямом смысле слова - какой-то кишечно-маточной) ненавистью.”

Ой, а можно, я объясню? Ну можно, а?

Не надо выдумывать. Нет никакой кишечно-маточной ненависти. Если речь о России, то правильнее будет сказать: “кто-то кое-где у нас порой”.

Идея о том, что евреи вечно окружены врагами, вредит самим же евреям. Их якобы ненавидели, ненавидят и будут ненавидеть – стало быть, от них, от их слов и поступков ничего не зависит. Евреи, которые действительно в это верят, как бы выписывают себе индульгенцию.

Антисемитами не рождаются – антисемитами становятся. Ничего утробного тут нет. Это результат определенных процессов, у которых есть причины и следствия.

Никто не способствовал росту антисемитских настроений в России так, как небольшая группа людей, которых я называю шендеровичами. Мы все их прекрасно знаем. Это персонажи, которые за последние два года вывалили на головы русских тонны словесного дерьма. В своих выступлениях они атаковали не “кровавый режим”, а русских как нацию.

Апофеозом этой кампании стали слова главного из шендеровичей о “другом биологическом виде” и “протоплазме”. В Германии нацисты сравнивали евреев с крысами. “Сверхчеловеки”-шендеровичи опустились еще ниже – до “протоплазмы”.

Я уверен, что шендеровичи не отражают взгляды большинства российских евреев. Но они кричат так громко, что других голосов не слышно. Вы кого-нибудь знаете? Я знаю несколько достойных журналистов. Есть еще Кобзон.

В глазах многих русских именно шендеровичи являются типичными представителями еврейского народа. Хорошо ли это для евреев?

Недавно один известный режиссер снял документальный фильм о еврее-герое Великой Отечественной войны. А потом жаловался: народ в России не верит, что евреи тоже воевали.

Конечно, воевали. Если пробросить в списках награжденных фамилию “Рабинович”, то поиск выдаст три тысячи документов. Три тысячи геройских рабиновичей! Но проблема в том, что о вчерашних рабиновичах судят по сегодняшним шендеровичам.

Начитавшись их текстов про русских “насекомых” и “протоплазме”, человек, незнакомый с историей Холокоста, может подумать: да, евреи воевали. В войсках СС.

В будущей России – где будут евреи? Вместе с русскими? Или за ментальной чертой оседлости, которую рисуют для них шендеровичи?

Александр Васильев

Триллер на ту же тему

Ради спасения человечества ученые воскресили трех политиков: Адольфа Гитлера, Давида Бен-Гуриона и Усаму бен Ладена. Они живут в одном доме в Лондоне. Проектом руководят русский генерал Вавилов и его верная подруга Рита.
(Ссылка на бумажное издание на русском языке.)

Электронное издание романа “Облик” в формате Kindle на русском языке. Его можно читать на всех компьютерах, таблетках и телефонах с помощью бесплатной программы. Ссылка на программу ниже.

Скачать Kindle App